Где купить
иконка иконка иконка AA
История антисептики

История антисептики

Антисептика, которая в дословном переводе с латыни означает «против гниения» - одно из главнейших достижений в истории медицины. Введение антисептики в хирургическую практику позволило сохранять множество жизней и делать сложнейшие операции. На современном этапе медицина достигла значительных результатов в предупреждении инфекций. Но то, что сейчас воспринимается, как истина, раньше таковым не было, подвергалось критике и сомнению. Однако через тернии удалось прийти к лучшим знаниям, которые сегодня служат на благо человечества.
фото

Автор:
Марина Григорьевна Руденко, врач

27 декабря 2022

3337

Чем антисептика отличается от асептики?

Под антисептикой понимают совокупность мероприятий, направленных на уничтожение возбудителей гнойных инфекций, которые уже попали в рану, в отличие от асептики, которая направлена на предупреждение загрязнения раны болезнетворными микроорганизмами. 
Антисептики

История антисептики и роль Земмельвейса

Зародилась антисептика в первой половине XIX века. Одним из основоположников антисептики по праву считается Игнац Филипп Земмельвейс, который в 1846 году начал работать в акушерской клинике при Венском университете. В те времена страшной бедой были послеродовые осложнения – родильницы умирали одна за другой после, казалось, благополучных родов. Всему виной была послеродовая горячка (эндометрит с септическими осложнениями).  Однако, две клиники одного и того же Венского университета имели разные показатели послеродовой смертности.
Земмельвейс внимательно проанализировал условия работы в разных клиниках и заметил интересный факт: в клинике, где показатели инфекционной заболеваемости были ниже, работали профессиональные акушерки, а в другой – студенты медицинского факультета, которые активно увлекались анатомией и изучали ее на трупах. Тотчас после препарирования они приходили в клинику и вели роды. Это было главное отличие, которое и послужило толчком для важнейшего открытия.
Как это часто бывает, открытие антисептики  поначалу было воспринято научным сообществом негативно. Как это обрабатывать врачебные руки агрессивной хлоркой? Как это обвинять врачей в осложнениях? Не выдержав морального прессинга, Земмельвейс был вынужден уехать из Вены. Он вернулся в свой родной город Пешт, где устроился в акушерскую клинику. Ученый продолжал свои исследования и стал профессором в местном институте. Однако медицинское сообщество его по-прежнему не понимало. Он не смог долго мириться с таким положением вещей и в 1865 году впал в жуткую депрессию. До госпитализации в психиатрическую больницу Земмельвейс оперировал новорожденного и порезал палец. Развилось инфекционное воспаление, которое привело к абсцессу грудных мышц. Впоследствии гнойный процесс прорвал в плевральную полость и привел к летальным осложнениям. По иронии судьбы сам Земмельвейс умер от сепсиса.
Однако признание к ученому, хоть и с запозданием, но все-таки пришло. В 1906 году в Будапеште ему поставили памятник в знак благодарности за спасенные материнские жизни. Имя Земмельвейса носит Будапештский университет и клиника в Вене.
Антисептики

История антисептики и роль Листера

О том, как повысить выживаемость после хирургических вмешательств, думал не только Земмельвейс. Эти мысли занимали умы целого ряда хирургов из Франции, Германии и из России: изо всех сил они пытались сохранить жизнь своим пациентам. В отсутствие адекватных анестетиков пациенты вынуждены были терпеть сильнейшую боль. Но зачастую такие старания были напрасны. Развивавшиеся инфекционные осложнения уносили человеческие жизни. Джозеф Листер, хирург Королевского госпиталя в Глазго, неоднократно задавался вопросом, почему же так происходит – натерпевшийся страданий прооперированный больной умирает от горячки.
Тогда в науке считалось, что столь скорбные результаты вызваны вредными испарениями и «неблагоприятными свойствами кислорода» - «миазмами воздуха». Представления о гигиене были невероятно примитивными. Обстановка операционной поразила бы любого современника, даже не имеющего медицинского образования. Хирурги оперировали без перчаток, в своей повседневной одежде, иногда накинув халат, забрызганный кровью от предыдущей операции. В роли перевязочного материала использовались самые разнообразные тряпки – и в первую очередь отходы, получаемые от текстильных фабрик.
Окна больницы, в которой работал Листер, выходили на кладбище, где хоронили людей, умерших от холеры. Запах стоял крайне неприятный. Ученый подумал, что именно он является причиной послеоперационных осложнений в его палатах и решил обработать стены карболкой. К слову сказать, карболовая кислота (фенол) была открыта в 1834 году и использовалась для «очищения» сточных вод. В результате этих простых действий не только посвежел воздух, но и упала смертность.
В 1865 году случилось знаменательное событие. Француз Луи Пастер доказал, что гниение и брожение вызываются микроскопическими организмами. Пастер выдвинул сенсационное предположение о том, что скорее всего заразные болезни возникают в результате заражения (проникновения в организм микробов из внешней среды). Впечатленный пастеровскими открытиями Листер приблизился на несколько шагов к пониманию сути септического процесса. В его голове зародилась мысль о том, что необходимо найти вещество, которое поможет убивать болезнетворные организмы и не принесет человеку вреда. Взгляд пал на карболку, которую он решил применить для лечения открытых переломов.
Планы Листера претворились в жизнь в 1865 году, когда случилась настоящая сенсация. В клинику, где работал ученый, поступил Джеймс Гринпис. У одиннадцатилетнего мальчика был открытый перелом голени. Перед началом операции Листер тщательно обработал карболовой кислотой инструменты и имевшиеся раневые поверхности. Коллеги подумали, что Листер чудит. Однако этот странный по тем временам поступок помог спасти жизнь молодому мальчику. Уже через 6 недель перелом не только зажил, но и позволил выписаться ребенку из больницы абсолютно здоровым. Этот случай послужил началом исследовательской работы Листера в отношении противоинфекционной защиты раны. В 1867 году вышел первый труд Листера, посвященный антисептике – «Об антисептических принципах в хирургической практике». Но выдвинутые идеи консервативные врачи также отвергли, найдя оправдание отказа от использования карболовой кислотой (они ссылались на то, что это вещество обладает выраженным раздражающим действием).
Больше всего Листера критиковали за то, что он уделяет лишнее внимание дезинфекции ран пациента до и после операции, но при этом совершенно не заботится об общей гигиене в больницах. Листер в 1875 году в своем письме Британской медицинской ассоциации писал, что пока используется карболовая кислота, гниение может быть где угодно, но только не в ране пациента.
В Шотландии заслуги Листера были оценены по достоинству – ему предложили возглавить кафедру хирургии Эдинбургского университета. Однако за пределами страны многие считали его чудаком и не верили в антисептику, и потому смерть по-прежнему уносила прооперированных больных одного за другим. Так, на франко-прусской войне было проведено 13 тысяч ампутаций, однако выжило всего около 3 тысяч человек. А у многих среди остальных десяти тысяч развилась раневая инфекция, приведшая к летальному исходу.

Листер и Пастер – научный тандем антисептики

Постепенно идеи Листера завоевывали медицинский мир. Он продолжал всячески без устали пропагандировать свои методы.
Продолжал Листер и свои исследования. В 1874 году он написал письмо Пастеру, в котором рассказывал о своей работе. Под впечатлением этого послания Пастер решил посмотреть на гнойное отделяемое в микроскоп. Так были открыты стрептококки. Узнав о них, Листер подкорректировал свой метод – отказался от распыления в операционной карболовой кислоты, а сосредоточился на обработке рук, операционного поля и инструментариев хирурга.

Антисептика и Н.И. Пирогов

Знаменитый русский хирург Николай Пирогов за несколько лет до опубликования работ Листера и Пастера писал, что нагноение ран связано с живыми организмами, обитающими в больничных «миазмах». В своей больнице он создал отдельное отделение для зараженных «миазмами», выделил персонал гангренозного отделения и давал им отдельные инструменты, перевязочный материл и халаты. Такой подход позволил снизить смертность от инфекционно-воспалительных осложнений. Гноящиеся раны Пирогов обрабатывал настойкой йода, раствором азотнокислого серебра и другими средствами. Однако несмотря на это, главным считал в лечении принятие гигиенических мер.
Именно Николай Иванович Пирогов ввел белый халат для медицинских работников. Он и в настоящее время считается символом чистоты и гуманности. К слову сказать, раньше, чем более запачканным кровью и гноем был халат, тем статуснее считался хирург.

Асептика следом за антисептикой

Наука не стоит на месте. Под влиянием работ Пастера возникла асептика. Асептические методы включают в себя применение стерильных повязок и инструментов. Широко стало применяться кипячение тканей для перевязок и инструментов. Большим пропагандистом асептики стал берлинский хирург Эрнст Бергман. Он установил твердые правила: и руки хирурга, и операционное поле, и инструменты должны быть стерильными. Постепенно в Европе узнали о методах доктора Бергмана, о том, как он налаживает хирургическое дело в Германии: операционные залы с мраморными стенами, стерилизаторами, мытьем рук по часам и другие нововведения.
Переходу от антисептики к асептике способствовали новые открытия микробиологов и прежде всего – открытие фагоцитарной активности лейкоцитов. Более того, оказалось, что не все микроорганизмы имеют болезнетворную природу. Так, сапрофиты и микрококки могут быть даже полезными и способствовать заживлению ран. Казалось, что асептика заменит антисептику, но довольно скоро выяснилось, что когда врачу приходится иметь дело с уже зараженными ранами, антисептика по-прежнему незаменима. После бурных дебатов врачи разных стран все-таки пришли к выводу, что асептика и антисептика не противоречат, а наоборот, дополняют друг друга.
В 1914 году началась Первая мировая война. У хирургов появилось много работы. Требовалось найти быстрые и эффективные способы лечения раневых поверхностей. И тогда английский врач Алмрот Брайт предложил использовать гипертонический раствор – смачивая им раны, он вызывал появление лимфы, которая, как верил Брайт, убивает патогенные микроорганизмы. В 1917 году доктор Каррель применил для дезинфекции ран раствор хлористого натрия и борнокислого натрия с добавлением небольших количеств соляной и борной кислоты. При этом Каррель считал необходимым тщательно подготовить рану – открыть все карманы, удалить инородные тела, сгустки крови и остановить кровотечение. Асептик следовало вводить через дренажную трубочку, достающую до самых глубоких слоев раны. Методы Карреля очень одобрял сам Листер.
В ХХ век медицина вошла с четким пониманием того, почему возникают гнойные процессы, и научилась с ними довольно успешно бороться. Родовая горячка и множество страшных послеоперационных осложнений остались в прошлом. Листеру посчастливилось увидеть, как его идеи, находя все большее понимание среди профессионалов, помогают сохранить жизнь людям, ранее обреченным на смерть, позволяют делать операции, ранее просто немыслимые. И только в наши дни асептика и антисептика воспринимаются как совершенно обычные и необходимые методы в хирургии. Однако первая успешная операция по удалению аппендикса была проведена сравнительно недавно – только в 1735 году.

Эволюция антисептических средств

Впервые термин «антисептик» был применен только в 1750 году английским хирургом Дж. Принглом, который изучил и подробно описал антисептические свойства алкалоида коры хинного дерева (это можно считать первым антисептиком). В 1811 году французский химик Бенар Куртуа открыл йод. Этот раствор начали использовать как антисептик, что значительно сократило послеоперационную летальность. Вместе с тем, эффективность таких средств была не настолько высокой, как хотелось бы. Поэтому поиски результативных антисептиков не прекращались.
Как мы помним, Николай Иванович Пирогов в 1841 году выдвинул теорию о наличии заразных «миазм». С учетом этого он стал применять в своей клинической практике средства, обладающие дезинфицирующим действием. Это были хлористая вода, окись ртути и серебро (антисептики природного происхождения). Его предположение оказалось верным и применяемые методы принесли ощутимый результат.
В конце XIX – начале XX века популярным антисептиком являлась карболовая кислота. Изначально ее применяли для обеззараживания сточных вод, а затем Луи Пастер использовал для обеззараживания инфицированных ран. Листер применял раствор карболовой кислоты для смачивания повязок, распыления в операционных и перевязочных, а также для обработки инструментов и рук хирурга.
Применение карболки было достаточно эффективным, но вместе с тем имелись и недостатки. Главный минус – это выраженное токсическое и раздражающее действие на кожные покровы. Поэтому дальнейшее совершенствование антисептических средств продолжалось. Необходимы были такие растворы, которые не только помогают результативно уничтожать широкий спектр патогенных микроорганизмы, но также хорошо переносятся и не раздражают кожу и слизистые. Развитие антисептики ни на минуту не останавливалось, когда стало очевидно, что эти мероприятия помогают снижать риски инфекционных осложнений.
Одним из последних значимых событий в антисептической истории стало открытие английским бактериологом Александром Флемингом антибиотиков (пенициллина). Это была настоящая сенсация в мире медицины, а полученный антибиотик стал незаменимой компонентой биологической антисептики, которая позволяет защищать от хирургической инфекции и лечить ее, если она успела развиться. За свое открытие Флеминг получил Нобелевскую премию в области медицины и физиологии. Антибиотики стали уверенно шагать по планете. Тотальное увлечение их назначением привело к тому, что со временем стала формироваться антибиотикорезистентность, которая заключается в снижении их эффективности. Проблема имеет глобальный масштаб. Поэтому в настоящее время разработан всемирный консенсус, который ограничивает бесконтрольное применение антибиотиков. Эти препараты назначаются только по строгим показаниям. Если же такие показания отсутствуют, то первой линией лечения инфекционного процесса являются современные антисептики. Они действуют локально, не уничтожают полезную микрофлору и не вызывают развития антибиотикорезистентности.
Антисептиком последнего поколения является аэрозоль Митрасептин Про. Препарат обладает широким спектром противомикробного действия, в т.ч. оказывается губительным для внутрибольничных штаммов, нечувствительных к антибиотикам. Митрасептин Про вызывает гибель большинства болезнетворных бактерий (стафило- и стрептококков, пневмококов, кишечной палочки, синегнойной палочки, клебсиелл других аэробов и анаэробов). Препарат также оказывает широкопрофильное противогрибковое и противовирусное действие. Митрасептин Про стимулирует активность макрофагов в борьбе с инфекцией, проявляя иммуностимулирующий эффект.
Аэрозоль Митрасептин Про не всасывается из мест распыления, хорошо переносится и не вызывает раздражения кожи и слизистых. Антисептик применяется для лечения и профилактики инфекционных заболеваний в отоларингологии, хирургии и травматологии, акушерстве и гинекологии, а также в дерматологии. Разрешен к использованию у взрослых и детей с 0 лет (кроме применения для орошения горла – разрешен детям с 3-х лет) Перед применением рекомендована консультация специалиста. В Москве можно проконсультироваться у врача клиники по предварительной записи.

Митрасептин-ПРО

ПРОдвинутое решение против вирусов и бактерий

Подробнее
баннер